Сожженные заживо — история белорусской деревни

          За свою многовековую историю Беларусь неоднократно становилась ареной жесточайших войн. Каждая из них оставляла после себя смерть и разорение. Самой кровопролитной стала Великая Отечественная война. Победа в ней была достигнута ценой больших потерь белорусского народа. Белорусская земля приняла в себя миллионы людей, погибших не только на поле брани, но и методично, хладнокровно умерщвленных в ходе осуществления гитлеровцами оккупационного режима. Одной из форм геноцида стало уничтожение деревень, часто вместе с населением.

         Из 9200 населённых пунктов, разрушенных и сожжённых немецкими оккупантами и коллаборационистами (полицаями) в Белоруссии во время Великой Отечественной войны, свыше 5295 были уничтожены вместе со всем или с частью населения в ходе карательных операций. 186 деревень не смогли возродиться, так как были уничтожены со всеми жителями, включая матерей и грудных детей, немощных стариков и инвалидов.

         Из общего количества 5295 деревень 3 % уничтожено в 1941 г., 16 % — в 1942 г., 63 % — в 1943 г. и 18 % — в 1944 г. Итогом нацистской политики геноцида и «выжженной земли» в Белоруссии стали 2 230 000 человек, уничтоженных за три года оккупации. Погиб каждый 4-й, а по уточнённым данным — каждый 3-й житель Белоруссии.

         В Витебской области 243 деревни сжигались дважды, 83 — трижды, 22 — четыре раза и более.  

     22 августа 1942 года была сожжена д. Морозовка (12 дворов) Богушевского района (ныне Сенненский район). На догорающих пепелищах было обнаружено 27 человеческих трупов мужского и женского пола, замученных гитлеровцами.

     Из 27 человек оказалось 4 детей от года до трех лет, один из них младенец, сгоревший на руках матери, пытавшейся вырваться из запертого сарая.

     Пятеро детей в возрасте до 7 лет, и остальные разного возраста. Зверская расправа озверевшего фашизма над группой в 27человек произошла на почве якобы связи сожженных граждан с партизанами.

         У граждан деревни фашисты отняли весь скот, хлеб, даже не оставив ни одной курицы.